Александр Лебедев: не бывает честных банкротств банков

И месяца не проходит, чтобы ЦБ не отозвал лицензию у банка: за 2018 г. были закрыты 57 банков, всего за последние 10 лет – 450.

О том, куда утекают день­ги вкладчиков и когда придёт конец череде банкротств, «АиФ» поговорил с экс-банкиром и автором книги «Погоня за украденным триллионом. Расследования охотника на банкиров» Александ­ром Лебедевым.

Действуют по схеме

Дарья Буравчикова, «АиФ»: Александр, среди закрытых банков есть честные банкрот­ства, в которых никто не украл деньги, а просто так сложилось?

Александр Лебедев: Честные? Нет, таких банкротств быть не может, механизм работы банка достаточно прозрачен. Я считаю, что минимум 15%, а максимум 90% в обанкротившихся банках похищено. Конечно, можно говорить о том, что менеджментом были совершены фатальные ошибки: например, инвестирование в рынок недвижимости, который провалился (как в случае с братьями Ананьевыми (Промсвязьбанк), которые вбухали пару миллиардов долларов в подмосковные угодья), но это единичные случаи, и даже такая ошибка – не главная причина банкротств. Чаще под ошибки замаскировано преднамеренное воровство. Посмотрите на самые крупные банкротства. Экс-владельцы Промсвязьбанка братья Ананьевы, по моим оценкам, вывели себе на жизнь порядка 25% денег из банка, Сергей Пугачёв (Межпромбанк) – все 100%, Андрей Бородин украл 4 млрд долл. из Банка Москвы – это порядка 10% клиентских денег, поскольку это очень большой банк. 

Александр Лебедев: «Тот факт, что миллиарды утекли в офшоры, — это позор»

– Как технически происходит кража денег из банка? Не в портфельчике же банкиры их выносят.

– Самая распространённая схема: банкиры выдают технические кредиты своим собственным компаниям-«подставкам», уводя их в офшоры. Кстати, в преступные схемы по хищению денег из банков оказываются вовлечены не только владельцы и топ-менеджеры, но и мелкие менеджеры. Например, схема «оленевод»: банкиры ведут банк к преднамеренному банкротству (на жаргоне банкиров это называется «положить на бочок»). По их команде «оленевод» приводит в офисы банка по стране два «стада оленей»: первые открывают вклады на максимальную, защищённую АСВ сумму, но деньги в кассу не вносят. Вторые открывают потребкредиты на ту же сумму, обычно на ворованные паспорта. Деньги им выдают тут же. Так из банка выносятся наличные именно в портфельчиках. Потом первое «стадо» получает из АСВ якобы вложенные деньги.

– Есть ощущение, что банк – самый удобный способ быстро обогатиться и раствориться где-то на южном берегу Франции… Насколько легко его учредить?

– Сейчас лицензию практически не получить, политика ЦБ настроена на оздоровление отрасли. Раньше, в 1­990-е гг., лицензии выдавались направо и налево. Множество банков в России создавалось или приобреталось с единственной целью – быстро собрать деньги клиентов, украсть их, обанкротить контору и свалить п­одальше.

От Кипра до Эстонии

– С таким размахом воруют только российские банкиры?

– Вовсе нет! Вспомните Кипр в 2012–2013 гг. и их финансовый кризис. История кипрского банка Laiki потрясает воображение: оттуда исчез миллиард долларов. В один момент вкладчикам объявили: «Всё, что вам должны, прощаем». Суды по этому делу идут до сих пор: деньги в банке пропали даже у крупных адвокатов-киприотов, но и они не могут ничего поделать. При этом никто не расследует, куда в активной части баланса делись деньги, хотя проследить их «дорогу» реально: они были размещены в греческих банках, на них приобреталась недвижимость. Но если у нас есть Агентство по страхованию вкладов, которое банкротства расследует и пытается вернуть средства, то киприоты просто сказали вкладчикам: «Спасибо, вы свободны». Другой пример: Danske Bank, крупнейший банк Северной Европы, в эстонском филиале которого отмыли порядка 230 млрд долл. Это все знали – руководство в головном офисе в Дании, руководство филиала в Эстонии, – и в течение 10 лет через банк проходили десятки миллиардов долларов, платились комиссии в сотни миллионов долларов – больше, чем ВВП Эстонии! Ещё пример: французский Societe Generale кражу 5 млрд долл. замаскировал под ошибку рядового т­рейдера.

На Западе, в Европе и США, другая тактика коррупционного воровства. Оттуда бежать некуда – не в Россию же в самом деле. Поэтому коррупционеры там работают на перспективу, создавая финансовые пирамиды по 40–50 лет. Яркий пример: инвестиционный банкир Бернард Мейдофф (про него есть фильм с Де Ниро – «Лжец, великий и ужасный») 48 лет руководил крупнейшим в США инвестфондом, который привлёк и украл 65 млрд долл.! Большое количество компаний на Западе не банкротятся, как наши банки, а продолжают существовать – они слишком крупные для того, чтобы потерпеть крах, и дыры в них постоянно закрывают. Всего в мире в год утекает 1 трлн «грязных» денег!

– Судя по тому, что Европа охотно принимает наших банкиров, сбежавших с деньгами, расследовать это им неинтересно?

– Мир меняется. В ноябре в Париже пройдёт крупнейший саммит по глобальным проб­лемам, где будут обсуждаться 10 тем. Меня с темой глобальной коррупции пригласили выступить на нём. Понимаете, политиков нет среди выгодоприобретателей этих в­орованных денег – в их интересах р­азбираться с ними.

– Вы расследуете коррупционные схемы в финансовых о­рганизациях. Кто выгодоприобретатели этих фантастических по наглости и масштабу дел?

– На первом месте сами банкиры. На втором месте а­нглийские и американские адвокаты, которых привлекают банкиры для оформления сделок. На третьем – продавцы недвижимости, они получают огромные комиссии за покупки на эти «грязные» деньги. На четвёртом – офшорные центры и юристы, которые занимаются этими номинальными делами. И последние – фонды и банки западные, которые держат эти «грязные» деньги. Я задался вопросом: а вот политики В­еликобритании и Соединённых Штатов бенефициарами являются? Нет, политики тоже не являются, поэтому вообще непонятно, почему такой феномен так расцвёл.

Добро пожаловать в бега. Почему нечистоплотные банкиры успевают уехать?

Как достать мошенников

– Есть мнение, что на то, чтобы арестовать имущество беглого банкира Пугачёва в Лондоне, потрачено было больше денег на адвокатов и судебные процессы, чем в итоге удастся вернуть, продав его имущество. Значит, любые попытки наказать проворовавшихся банкиров и вернуть деньги в страну б­ессмысленны?

– Попытки, лежащие в правовом поле, увы, да, приносят больше расходов, чем доходов. Но люди вывели из страны 100 млрд долл. – нужно вернуть деньги и пресечь на будущее таких любителей халявы. Можно поступить, например, так: в Р­оссии работает «большая четвёрка» мировых фирм-аудиторов («Делойт», «Эрнст&Янг», «Прайс­уотерхаус», KPMG). Их визы стоят на всех документах обанкротившихся банков. В т­ечение последних 15 лет они заработали в России 20 м­лрд долл. Почему бы не вызвать их в Минфин и не уточнить: почему их аудит стоит на отчётных документах банков, из которых украли 70 млрд долл.? Если они не отвечают за свои слова, зачем такой аудит нужен? Для них потерять позиции на российском рынке очень опасно, поэтому, я уверен, их данные помогут распутать дела и в дальнейшем станет страшно ставить визу на подобных документах. А ещё вариант: сделать хорошее кино про банкиров в Лондоне: вот он идёт по улице, вот играет в поло… Чтобы англичане знали, с кем они рядом живут, чтобы они не играли с ними в поло, чтобы они вставали в ресторане и уходили, когда туда приходит условный Пугачёв. Нечто подобное я хотел бы снять по книге – докудраму под названием «Бангстеры» – для показа в первую очередь на Западе, чтобы беглым банкирам не было там слишком спокойно. Ну и третий путь – договариваться на уровне глав государств о выдаче таких пугачёвых и бородиных, но пока он, увы, не работает.

– С учётом чистки рынка ЦБ какое, вам кажется, оптимальное количество банков в России?

– Банки давно перестали выполнять функцию перераспределения капитала: когда берутся клиентские деньги, даётся им за это +3%, под 5% даются кредиты, и таким образом развивается экономика. Большое количество банков стране не нужно, достаточно десятка.

– В смысле вы – за монополию?

– Получается, что частный сектор в банковской сфере облажался – он показал себя только со стороны успешного воровст­ва клиентских денег. Сейчас сложилась схема, при которой надёжный банк – это банк с гос­участием.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.

Все права защищены; 2019 Новости Бизнеса
Яндекс.Метрика